cin_ze: (халат)
Трудно писать о великих – о них уже столько написано! И все же я буду это делать – в надежде на то, что мои обращения к их наследию еще немного расширят круг людей, знакомых с их именами и творчеством. Не стану строго придерживаться хронологии или географии, всякий раз буду писать о певце или певице, чей голос мне хочется послушать на данный момент.
Сегодня поделюсь с вами своим благоговением перед итальянским баритоном середины ХХ столетия Джино Бекки. О нем и его пении в сети можно найти много статей и комментариев. Не буду утомлять вас цитатами; большинство мнений разделяю полностью. Выскажу лишь кратко собственные впечатления: яркий, но безупречно «прикрытый» голос, абсолютная свобода вокализации, отсутствие столь принятого ныне злоупотребления грудным резонированием (отсюда прекрасная техника в быстрых пассажах). Что до квазибасовых нижних нот, то их отсутствие не помешало в свое время Маттео Баттистини снискать себе славу короля баритонов, в его уникальной записи “Еri tu…” (ария Ренато из «Бал-маскарада» Верди) крайнее нижнее «ля» переброшено на октаву вверх так же, как сделал позже Джино Бекки.
Кстати, именно репертуарный список Бекки – от Фигаро до Риголетто, от Жермона до Эскамилио -  подтверждает интересную мысль, которую как-то высказал при мне один выдающийся отечественный баритон: даже если у певца не огромный по силе голос, но в нем есть «нерв» – он имеет право на драматические партии; если этого нерва, этой «слезы» нет – пусть смирится с тем, что его хлеб - партии сугубо лирические, и старается достойно их исполнять. Так вот, судить о действительном масштабе голоса Бекки мы не можем, остается доверять воспоминаниям тех, кто слушал его живые выступления; но уж то, что в его тембре, интонациях, фразировке и подаче слова с лихвой хватает драматизма, слышно даже невзирая на технически низкое качество записей.
А может, оно и к лучшему, что записывали так, как позволяла тогдашняя несовершенная техника звукозаписи? По крайней мере, голоса Пертиле, Руффо, ди Стефано, Джильи и других великих певцов прошлого дошли до нас в истинном, даже обедненном, но уж никак не приукрашенном «обработкой» виде!
Вот в исполнении Джино Бекки каватина Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини. Совершенно ясно, что головокружительный темп здесь вовсе не самоцель, как это часто бывает: он является естественным результатом идеального соответствия технических возможностей певца композиторскому стилю.



Ария Ренато из оперы Верди «Бал-маскарад». Певец намеренно использует в своей интерпретации как раз лирическую сторону своей голосовой палитры, передавая глубокое человеческое страдание героя. И, как ни парадоксально, добивается именно этим приемом гораздо большего драматизма, чем если бы он форсировал и густил звук, как многие исполнители этой роли!



Знаете, какая неожиданная мысль приходит мне в голову, когда я слушаю арию Риголетто в исполнении Джино Бекки? У меня возникает стойкое ощущение, что, готовя эту арию, Бекки как будто представлял себе, как спел бы ее…Шаляпин! В самом деле, прислушайтесь хорошенько - и найдете во многих местах отзвуки шаляпинских интонаций, от которых непроизвольно начинает щипать в носу. Вполне логично предположить, что певцы поколения Бекки могли вполне сознательно многому у Шаляпина учиться. Учиться потрясающему искусству слить воедино мелодию и слово, которым и был велик Федор Иванович.



Ария Жермона из вердиевской «Травиаты». Среди всего баритонового репертуара именно она чаще всего служит «пропуском» на оперную сцену; будучи, по формальному определению, «лирической», она, однако, требует очень многого – кантилены, свободы верхних нот, а прежде всего – большой певческой и общей культуры. Все это блестяще демонстрирует Джино Бекки.


Profile

cin_ze: (Default)
cin_ze

September 2017

S M T W T F S
     12
34 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 05:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios