Лёв

Dec. 29th, 2016 03:11 pm
cin_ze: (Default)
По примеру, хи-хи, старших товарищей решила я накропать оглавление моих изысканий о романе графа.
Так, кстати, и заинресовавшимся моей писаниной будет удобнее. Да и мне... А то начну, по примеру графа, забывать, о чём написала.

Оглавление будет дополняться, разумеется.







Introduction
Седло для Фру-Фру…
Мы странно…
Male chauvinist pig
Счастливые семьи. Часть 1
Счастливые семьи. Часть 2 «Пейзане и пейзанки»
Счастливые семьи. Часть 2. Постскриптум
Счастливые семьи. Часть 3. Дневник
Счастливые семьи. Часть 4
Неравный брак
…уши у него…
Итого
Книга о вредной и нездоровой…
Lawn tennis
О любви и браке - Начало
О любви и браке. Бедная Кити – 1
О любви и браке. Бедная Кити – 2
О любви и браке. Бедная Кити – 3
О любви и браке. Бедная Кити – 4
О любви и браке. «Клало между им…»
О любви и браке. И чертили они мелом…
О любви и браке. Под венец!
О любви и браке. Щастье через край.
О любви и браке. Главное – не перепутайте.
Нищета, мир и согласие
Какое несчастье – 1. Плюнет-поцелует
Какое несчастье – 2. Алексис
Какое несчастье – 3. Анна как луч света
Какое несчастье – 4. С какого перепугу, а?
Какое несчастье – 5. Жупайдия, жупайдас
Какое несчастье – 6. Жупайдия, жупайдас. Приложение
Какое несчастье – 7. Жупайдия, жупайдас. Комментарии
Он нас дурачил!
Лень - великий грех!
cin_ze: (Марпл)
По тегу «Лёв» - все мои изыскания о графе, и романе его сочинения - «Анна Каренина».
Вынуждена признать справедливость этой заповеди. Да-да… Пока я ленилась продолжить свои изыскания о романе, вокруг этого произведения (и вообще вокруг графа) такое стало происходить! Ой!
Не стану пересказывать своими словами, просто приведу сообщение некого информационное агентства. Скажу сразу – одного из. Эта новость уже растащили по интернетам все, кому не лень.
Итак:

«В РПЦ заявили, что «Ромео и Джульетта» и «Анна Каренина» романтизируют суицид»

О как!
Про «Ромео..» ничего говорить не буду, но «Анна Каренина» не только «романтизируют суицид». Там, если внимательно присмотреться, куча излишеств разных нехороших «романтизируется». Но не буду подсказывать. Наши ревнители нравственности и сами с усами.
Хотя… Должна сказать, что я планирую продолжить изыскания о романе. Так что – подсказки неизбежны. Даже не знаю, как с этим быть. Вот чёрт!

Или – не буди лихо?




cin_ze: (Марпл)
Всё о романе и персонаже по тегу «Лёв».

После некоторого, хе-хе, творческого застоя возвращаюсь к любимому моему роману. И к автору, ясное дело. Собственно, автор тут основное дело! Всё ж это – о нём, о графе.
Удивительно, но какие-то катаклизмы вокруг автора не перестают вертеться. То его по телеку читают. Заунывно и бездарно. То из школьной программы собрались выбросить (или уже?).
Скажу честно, в процессе исследования романа «Анна Каренина» я периодически испытывала некоторую… неловкость, скажем так. Нет, правда – он же классик… Бла-бла-бла… Ладно бы мне не нравились отдельные персонажи романа. Но, как по мне – весь роман так себе, мягко говоря. Написан неряшливо и вообще…
Но должна сообщить, что я времени даром не теряла. Посматривала, что народ про графа нашего, Толстого Лёва Николаевича говорит и пишет. И попалось мне вот какая дивная штуковина.
Должна напомнить, что граф крайне трепетно относился к увековечиванию любого своего чиха. Все бумажки, письма и прочая макулатура аккуратно складировались и хранились десятилетиями. Да ещё Софья Андреевна дневник вела.
Так вот. Вёл граф переписку с разными личностями. Известными и малоизвестными. С литераторами всякими-разными. В числе литераторов был известный поэт Фёт Афанасий Афанасьевич (более известный как Фет А.А.). Не стану останавливаться на особенностях личности и творчества этого литератора, неважно это сейчас.
В 1871 году написал граф Толстой гражданину Фёту такое письмишко:

«229. А. А. ФЕТУ

1871 г. Января 1...6? Ясная Поляна.
Получил ваше письмо уже с неделю, но не отвечал, потому что с утра до ночи учусь по-гречески…
Я ничего не пишу, а только учусь.
…я счастлив, что на меня бог наслал эту дурь (изучение греческого, как можно понять). Во-первых, я наслаждаюсь… в-третьих, тому, что я не пишу и писать дребедени многословной, вроде «Войны», я больше никогда не стану. И виноват и, ей-богу, никогда не буду….»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_17_18/vol_18/0589.htm

с. 693, 694

Там граф попутно обругал переводы на русский Гомера. Да-да-да! Сам он постиг греческий (который древний) в полном совершенстве. А как же!
Но я отвлеклась. Многословная дребедень «Война» - это роман графа «Война и мир», хи-хи-хи!
Каково? Сам признался, что пишет всякую хрень. И письмецо сохранил!
Так хоть бы сдержал обещание и не писал больше ничего. Но нет, не таков был граф. Наврал же. Покаялся в написании дребедени, а вскоре после этого письма засел он за Каренину нашу Анну…



cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Ну как? Нечеловеческой силы текст про любовь, не так ли?
Если отвлечься от этой порнухи, от Вронского с отвисшей челюстью, расчленёнки и прочих авторских измышлизмов, то там есть кое-что интересное об авторском понимании любви.
Хи-хи! Нет, для начала у меня вопрос – фигли было Вронскому дожидаться эдакого целый год? У меня нет слов!
Но это так, вопрос космосу.
Read more... )
cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»
Считаю своим долгом напомнить, что цитата из романа, что находится ниже – описание апофеоза любви в понимании автора.
Далее – ни одного моего словечка. Всё он – граф Лёв Николаевич Толстой. Классик.

***

«То, что почти целый год для Вронского составляло исключительно одно желанье его жизни,Read more... )
cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»
Жупайдия, жупайдас,
Нам любая девка даст.
Даст, даст, как не дать,
Да почему бы ей не дать?

Ярослав Гашек
«Похождения бравого солдата Швейка»


Прошу прощения, что в качестве эпиграфа в этой главе выбрала кусочек из солдатской песни. Но по сравнению с тем, что я вам сейчас расскажу, казарменный юмор покажется прелестной детской песенкой про плюшевых медвежат.
Господа, а также и дамы! Гвоздь программы! Автор (в смысле – граф Лёв) добрался до описания… Вот тут я затрудняюсь подобрать нужное слово.
Эротической сцены? Не-не! Какая, нафиг, эротика? Эротика – это нечто прекрасное, на мой взгляд.
Секса? Ну, может быть. Хотя ЭТО назвать сексом тоже как-то… Да уж. Скорее это – грязные фантазии на тему. Причём и саму тему можно обозвать только самыми грязными словами. Вот что вам придёт на ум, то оно и есть.
Кстати, я по-прежнему крайне признательна автору за не-описание первой брачной ночи Кити и Лёвина. Спасибо большущее, автор. Это ж было бы ужасно!
Но на Анне и Вронском автор отыгрался.
Господа, вы главное не отвлекайтесь от магистральной линии! Роман о любви! Сорри за некоторую порцию банальностей, но тут это просто необходимо.
Невозможно представить себе любовь двух молодых людей без физической близости. Да и не слишком молодых – тоже, кстати. Но речь идёт о людях молодых – в нашем случае. Так тем более.
Физическая близость, секс, если угодно, между любящими людьми – восторг и счастье. Это моё личное мнение. Не думаю, что я не права.
Так вот. В исполнении графа Толстого всё это превратилось в мерзость.
Поразмыслив, я решила поместить эту гадкую сцену в Приложении к посту «Жупайдия, жупайдас». Ну, чтобы впечатление было незамутнённым.
Потом обязательно последуют некоторые комментарии.
Помещённый в Приложении текст пера графа Толстого следовало бы снабдить меткой «сколько-то лет +». Но я понятия не имею, с какого возраста такую пошлость можно читать людям. Скорее всего, тут даже не в возрасте дело.



cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Как я уже написала в предыдущей главе, автор пишет в разных местах, что ему сию секунду проходит в голову, ничуть не сообразуясь с предыдущим (и последующим, надо заметить) текстом романа.
Вспомнив вдруг, что роман у него «про любовь», автор решил вдруг несколько разнообразить монотонные скитания Вронского по пятам Анны.
Нет, в самом деле, прошло уже несколько месяцев… Нельзя же из главы в главу рассказывать, что Анна, де, бывала там и сям и виделась с Вронским. И они щебетали о ничем не примечательных вещах.
Нужно же это… Как его? Поддерживать интригу. И автор постарался.
Read more... )
cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Придётся несколько повторяться, но тут ничего не поделаешь. Нужно же, хе-хе, обозначить основные вехи официальной науки.
Значит, с «образом Анны» дело обстоит так. О, прежде, чем приступить к этому дельцу, хочу пояснить, что от словосочетания «образ товарища N» мне делается нехорошо. Терпеть ненавижу!
Ладно, с «образАми» выяснили. Перехожу к сути.
Нам же ещё в школе рассказывали; Анна – цельная натура, прекрасная мать, а уж коль полюбила – так до смерти!
С чего это взяли – понятия не имею. У автора всё несколько иначе, причём в разных местах всё иначе и иначе! И потом, автору нельзя (ну, совсем никак!) приписать желание «вывести образ» хоть сколько-нибудь приличного человека. У него же все плохие, между прочим. Нет, правда. Не обращали внимания? На кого не посмотри в романе – либо негодяй конченый, либо на пути к этому. В крайнем случае – глуп или около того. Или всё сразу. Разумеется Лёвин = автор статья особая. Тут уж прекрасно всё, по мнению автора, конечно.
Read more... )

Лёв

Jul. 1st, 2016 09:22 pm
cin_ze: (Марпл)
По примеру, хи-хи, старших товарищей решила я накропать оглавление моих изысканий о романе графа.
Так, кстати, и заинресовавшимся моей писаниной будет удобнее. Да и мне... А то начну, по примеру графа, забывать, о чём написала.

Оглавление будет дополняться, разумеется.







Introduction
Седло для Фру-Фру…
Мы странно…
Male chauvinist pig
Счастливые семьи. Часть 1
Счастливые семьи. Часть 2 «Пейзане и пейзанки»
Счастливые семьи. Часть 2. Постскриптум 
Счастливые семьи. Часть 3. Дневник
Счастливые семьи. Часть 4
Неравный брак
…уши у него…
Итого
Книга о вредной и нездоровой…
Lawn tennis
О любви и браке - Начало
О любви и браке. Бедная Кити – 1
О любви и браке. Бедная Кити – 2
О любви и браке. Бедная Кити – 3
О любви и браке. Бедная Кити – 4
О любви и браке. «Клало между им…»
О любви и браке. И чертили они мелом…
О любви и браке. Под венец!
О любви и браке. Щастье через край.
О любви и браке. Главное – не перепутайте.
Нищета, мир и согласие
Какое несчастье – 1. Плюнет-поцелует
Какое несчастье – 2. Алексис
Какое несчастье – 3. Анна как луч света
Какое несчастье – 4. С какого перепугу, а?
Какое несчастье – 5. Жупайдия, жупайдас
Какое несчастье – 6. Жупайдия, жупайдас. Приложение
Какое несчастье – 7. Жупайдия, жупайдас. Комментарии
Он нас дурачил!
Лень - великий грех!
cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

С чувствами и желаниями гражданки Анны я попробую разобраться чуть позже, уж больно с этим «образом» граф накрутил по забывчивости. Несколько легче посмотреть, кой чёрт граф Алексей Вронский связался с Анной.
Собственно, начать можно вот с чего: по всеобщему (практически) мнению современников, роман описывает совершенно неуместную и низменную историю – о плотских утехах «золотой молодёжи», Вронского, в смысле.
Read more... )
cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Значит так: со счастливой любовью и не менее счастливым браком Константина Лёвина и Катерины мы, вроде бы, разобрались. Ну, в меру моих скромных способностей и представлений о э… прекрасном. Не знаю, как кому, но я бы для себя такого счастьица не пожелала.
Но у графа это ж ещё не всё о любви. Собственно, если следовать логике (автор ей, к слову сказать, при написании романа сроду не следовал), роман написан о любви Анны Карениной и Алексея Вронского. Иначе, с какого перепугу роман назван «Анна Каренина»? Раз так назван, стало быть, она там главная героиня. И любовь там такая… такая… прям африканские страсти, типа.
Тут что занятно для меня? Как учит нас школа, то бишь – официальная трактовка романа, Анна любит Вронского, Вронский – не пойми что такое, вроде бы тоже любит Анну, но какой-то не такой любовью. Какой «не такой» - вообще вопрос запутанный.
Значит, ещё раз. Анна – раба любви, прямо-таки. Жертвует ради любви всем, как бы. Вронский – не совсем раб, некоторые проблески здравого смысла в нём просматриваются.
Да, есть же ещё злые силы снаружи! Ну, те, что мешают счастью Анны. Это, ясное дело, злой муж с ушами. И ещё злой «свет», который любящую Анну травит, травит и затравливает до смерти, наконец.
Вот я и решила разобраться в этих любовных хитросплетениях. Собственно, вопросов тут несколько:
- любит ли Анна Вронского,
- любит ли он её,
- в чем же несчастье?
Расследование этого детектива осложняется странностями, не побоюсь сказать, авторского текста. В сотый раз напомню: граф писал роман для журнала. Писал, понятно, мелкими порциями два года или около того. И постоянно забывал, что он сам написал пару месяцев назад. А уж написанное год назад…  Из-за этого в разных местах романа про интересующий меня предмет написано несколько противоречиво, мягко говоря. А если откровенно – прямо противоположное. Но, если постараться, некую истину выудить можно.



Фото Robert Doisneau
cin_ze: (Марпл)
Хочу ещё раз поблагодарить мою френдессу [livejournal.com profile] drug_detei за то, что обратила моё внимание на статью об авторе романа. Полагаю, некоторые подробности жизни графа окажутся интересными не только мне. Чтобы статья о графе не затерялась в комментариях, тащу её сюда. Полностью текст тут.

Вот  от этого места у меня прямо мурашки по коже:
«Педагогические амбиции Толстого распространялись не только на крестьянских детей, но и на собственную семью…»
Ну, конечно. Тиранить, так уж всё семейство.

О! Граф ещё обувь запошивал!

Софья Толстая
Письмо Татьяне Кузминской, 1884 год

«Сегодня Левочка сшил калошу, принес мне показывать и говорит: "C'est delicieux!". А калоша прегрубо сшита и фасон безобразный...»


cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Что-то много текста во многих частях получилось у меня при описании авторского понимания счастливой любви и не менее счастливого брака. Как нужно понимать, примером такого образцового союза явилась супружеская пара Лёвин-Кити.
Повторюсь, написано про это счастье мною было много, со многими обширными цитатами из романа… Легко в этих дебрях заплутать.
А тут дело серьёзное! Живёт человек и не ведает, что его брак – эталон супружеского счастья. Или совсем наоборот.
Чтобы заинтересованные граждане не перепутали чего, повторю коротенько по пунктам основные предпосылки, хи-хи, и признаки великой любви и счастливейшего брака.
Значит так.
Перво-наперво, нужно иметь на примете некое семейство со множеством дочерей на выданье. Тут, собственно, не особенно важно, сколько лет дочерям. Торопиться некуда, правда же? Подрастут и те дочки, которые на момент выбора нужного семейства ещё в пелёнках.
Дальше: опять-таки, не нужно суетиться. Ясное дело, некоторых дочерей из благородного семейства могут разобрать. Но хоть кто-то, да и останется. Кстати, и время можно провести с пользой, а то про что потом в Дневнике писать? Вот…
И снова – не суетиться. Пускай девица влюбляется (не в вас), страдает на почве любви – не обращать внимания. Никуда не денется.
А когда убедитесь, что девица окончательно и бесповоротно прониклась «страхом девства» - можно делать ей предложение руки и сердца. Форму для этого предложения лучше всего выбрать самую идиотскую. Отказа не будет.
Не забудьте вдоволь поиздеваться над невестой перед свадьбой. Тут, ясное дело, полезен Дневник с описанием собственных сексуальных похождений. Поспособствует счастливому браку и разговор с невестой за час до венчания на тему: «А следует ли нам жениться?».
Обязательно опоздайте к венчанию! Обязательно!  Чтобы гости пришли в полное недоумение, а невеста валялась в обмороке.
После венчания – сразу везите молодую жену в медвежий угол и начинайте её тиранить. Побольше экспрессии! Сцены ревности по каждому поводу! С заламыванием рук и прочей пошлостью.
Непременно начните что-нибудь сочинять. Неважно, что именно. Роман можно, а можно – пособие по охоте на водоплавающих... И чтобы жена ваши сочинения переписывала. Потом, лет через двадцать-тридцать, подарите ей за переписывание ваших бредней колечко.
Убедитесь, что ваши усилия не прошли даром, и ваша супруга семимильными шагами приближается к сумасшествию. Конечно, вам может не хватить времени (человек смертен, увы), чтобы окончательно свести жену с ума и упечь её в дурку, но стремиться к этому нужно обязательно.
Вот, собственно, рецепт счастливого брака от графа Толстого. Кому не нравится – сами виноваты!


cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Если наивный читатель полагает, что автор вывалил на его голову все прелести счастливого брака: на дальних и ближних подступах к нему, а равно – в процессе венчания, то он жестоко ошибается.
После венчания Лёвин продолжил с большим успехом сушить мозг Кити.
Да, я ж чуть не забыла!  Получив согласие Кити на брак, Лёвин то собирался венчаться немедленно, да так немедленно, что невеста под венец пошла бы в домашнем платье.  То не знал, что перед венчанием необходимо исповедаться, а перед тем – говеть (тут хоть Стива ему глаза открыл). Короче – ничего не зал, якобы. Витал в облаках. Дяденька под сорок лет.
После свадьбы молодые отправились жить в деревню – прямо из-под венца. Тут что забавно у автора? Лёвин предложил Кити поехать за границу… Но! Не такова примерная супруженция в понимании автора. Кити сама, по доброй воле хочет уехать именно в деревню, не заезжая ни в какие заграницы! Нафиг нужно, что называется.  Можно подумать, в деревню нельзя было переехать через пару месяцев. А уж причина, по которой Кити хочет в деревню немедленно – совсем смех! У Лёвина там «дело». Угу, траву косить.

«…она не соглашалась на это (поехать за границу после свадьбы), а имела насчет их будущей жизни какие-то свои определенные требования. Она знала, что у Левина есть дело в деревне, которое он любит. Она, как он видел, не только не понимала этого дела, но и не хотела понимать. Это не мешало ей, однако, считать это дело очень важным. И потому она знала, что их дом будет в деревне, и желала ехать не за границу, где она не будет жить, а туда, где будет их дом.»

С.8
http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_9/0031_2.htm#ch0

Откуда Кити знала про «дело» - бог весть! Но чистота жизни ж!

В деревне, как я уже сказала, Лёвин продолжил «косить», в смысле – заниматься всякой ерундой, включая охоту на невинных пташек. А Кити сидела дома. Побеседовать могла разве что со старой нянюшкой… Но та любила, когда ей рассказывают про физику с философией, а Кити в этих предметах была не сильна. Хотя, как знать, как знать… Лёвин с его единицей по физике – тот ещё учёный!
Надо ли говорить, что отношения в святом семействе были напряжённые, мягко говоря:
«Вообще тот медовый месяц, то есть месяц после свадьбы, от которого, по преданию, ждал Левин столь многого, был не только не медовым, но остался в воспоминаниях их обоих самым тяжелым и унизительным временем их жизни. Они оба одинаково старались в последующей жизни вычеркнуть из своей памяти все уродливые, постыдные обстоятельства этого нездорового времени, когда оба они редко бывали в нормальном настроении духа, редко бывали сами собою.

Только на третий месяц супружества, после возвращения их из Москвы, куда они ездили на месяц, жизнь, их стала ровнее.»

С. 57
http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_9/0031_2.htm#ch0

Да-да, «Ровнее»! Оно и понятно – в Москве хоть люди вокруг, было с кем поговорить бедной Кити.
Дальше – больше.
Приехал в деревню погостить (и, заодно, проведать собственное семейство) Стива. А с ним приехал… О, кошмар:

«Васенька Весловский, троюродный брат Щербацких, — петербургско-московский блестящий молодой человек, «отличнейший малый и страстный охотник», как его представил Степан Аркадьич.

С. 150
http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_9/0031_2.htm#ch0

И вот с этим самым Васенькой Кити имела неосторожность общаться! Хозяйка ж дома, как-никак! А этого нельзя, как выяснилось!
Судите сами, какие тараканы живут в  авторской голове. Нет, конечно – в голове Лёвина, но мы же понимаем, что Лёвин и автор – близнецы-братья!
Если кортенько ввести вас в курс дела – Васенька рассказал, что в скором времени собирается навестить Вронского и Анну. Вслед за ним и Долли засобиралась навестить родственницу… И имейте в виду – разговор происходит в гостиной при полном собрании хозяев и гостей. Немаловажная деталь для понимания глубины и широты авторского маразма: Кити глубоко беременна, вот-вот родит. Прямо перед «сценой у фонтана» Кити в маменькой обсуждают, ехать ли ей рожать в Москву или выписать доктора в деревню…
Начнём с  реплики Долли:
«Я давно хотела и непременно поеду, — сказала Долли. — Мне ее жалко, и я знаю ее. Она прекрасная женщина. Я поеду одна, когда ты уедешь, и никого этим не стесню. И даже лучше без тебя.
— И прекрасно, — сказал Степан Аркадьич. — А ты, Кити?
— Я? Зачем я поеду? — вся вспыхнув, сказала Кити. И оглянулась на мужа.
— А вы знакомы с Анною Аркадьевной? — спросил ее Весловский. — Она очень привлекательная
— Да, — еще более краснея, отвечала она Весловскому, встала и подошла к мужу.
— Так ты завтра едешь на охоту? — сказала она. Ревность его в эти несколько минут, особенно по тому румянцу, который покрыл ее щеки, когда она говорила с Весловским, уже далеко ушла. Теперь, слушая ее слова, он их уже понимал по-своему. Как ни странно было ему потом вспоминать об этом, теперь ему казалось ясно, что если она спрашивает его, едет ли он на охоту, то это интересует ее только для того, чтобы узнать, доставит ли он это удовольствие Васеньке Весловскому, в которого она, по его понятию, уже была влюблена.
— Да, я поеду, — ненатуральным, самому себе противным голосом отвечал он ей.
— Нет, лучше пробудьте завтра день, а то Долли не видала мужа совсем, а послезавтра поезжайте, — сказала Кити.
Смысл слов Кити теперь уже переводился Левиным так: «Не разлучай меня с ним. Что ты уедешь — это мне все равно, но дай мне насладиться обществом этого прелестного молодого человека…
…Прощаясь с хозяйкой, Васенька опять хотел поцеловать ее руку, но Кити, покраснев, с наивною грубостью, за которую ей потом выговаривала мать, сказала, отстранив руку:
— Это у нас не принято.
В глазах Левина она была виновата в том, что она допустила такие отношения, и еще больше виновата в том, что так неловко показала, что они ей не нравятся».

С. 153 -155
http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_9/0031_2.htm#ch0

Там ещё и дальше есть – в том же духе страниц на пятьдесят…  И вот Лёвин дозрел до решительных мер! А как иначе? Гостя нужно стереть в порошок!
«Я прогоню его, — сказал Левин.
— Что ты, с ума сошел? — с ужасом вскрикнула Долли. — Что ты, Костя, опомнись! ..
— Нет, нет, я сам.
 — Но ты поссоришься?..
— Нисколько. Мне так это весело будет, — действительно весело блестя глазами, сказал Левин. ..
… «И что общего между нами и им?» — подумал Левин и пошел отыскивать Весловского.
Проходя через переднюю, он велел закладывать коляску, чтобы ехать на станцию.
— Вчера рессора сломалась, — отвечал лакей.
— Ну так тарантас, но скорее. Где гость?
— Они прошли в свою комнату.
Левин застал Васеньку в то время, как тот, разобрав свои вещи из чемодана и разложив новые романсы, примеривал краги, чтоб ездить верхом…
— Вы в крагах верхом ездите?
— Да, это гораздо чище, — сказал Васенька, ставя жирную ногу на стул, застегивая нижний крючок и весело, добродушно улыбаясь.
Он был несомненно добрый малый, и Левину жалко стало его и совестно за себя, хозяина дома, когда он подметил робость во взгляде Васеньки.
На столе лежал обломок палки, которую они нынче утром вместе сломали на гимнастике, пробуя поднять забухшие барры. Левин взял в руки этот обломок и начал обламывать расщепившийся конец, не зная, как начать.
— Я хотел... — Он замолчал было, но вдруг, вспомнив Кити и все, что было, решительно глядя ему в глаза, сказал: — Я велел вам заложить лошадей.
— То есть как? — начал с удивлением Васенька. — Куда же ехать?
— Вам, на железную дорогу, — мрачно сказал Левин, щипля конец палки.
— Вы уезжаете или что-нибудь случилось?
— Случилось, что я жду гостей, — сказал Левин, быстрее и быстрее обламывая сильными пальцами концы расщепившейся палки. — И не жду гостей, и ничего не случилось, а я прошу вас уехать. Вы можете объяснять как хотите мою неучтивость.
Васенька выпрямился.
— Я прошу вас объяснить мне... — с достоинством сказал он, поняв наконец.
— Я не могу вам объяснить, — тихо и медленно, стараясь скрыть дрожание своих скул, заговорил Левин. — И лучше вам не спрашивать.
И так как расщепившиеся концы были уже все отломаны, Левин зацепился пальцами за толстые концы, разодрал палку и старательно поймал падавший конец.
Вероятно, вид этих нервно напряженных рук, тех самых мускулов, которые он нынче утром ощупывал на гимнастике, и блестящих глаз, тихого голоса и дрожащих скул убедили Васеньку больше слов. Он, пожав плечами и презрительно улыбнувшись, поклонился…
— Пожалуйста, не объясняй причины! Я не могу иначе! Мне очень совестно пред тобой и пред ним. Но ему, я думаю, не будет большого горя уехать, а мне и моей жене его присутствие неприятно.
— Но ему оскорбительно! Et puis c’est ridicule.
— A мне и оскорбительно и мучительно! И я ни в чем не виноват, и мне незачем страдать!»

С. 186-188
http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_9/0031_2.htm#ch0

Как по мне – автор, на пару со своим альтер эго, – опасный маньяк!

Знаете, у меня весьма развитое воображение, поэтому даже не хочу предполагать, что именно учудил Лёвин в первую брачную ночь… Спасибо автору, что он не осчастливил нас описанием этого кошмара.
И вот это всё – счастливая семейная жизнь? Ну, не знаю.


cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

После того, как Лёвин и Кити изрисовали стол мелом, дело оставалось за малым – отвести невесту под венец, сыграть свадьбу и зажить, наконец, счастливым браком.
Казалось бы, чего проще? Невеста согласна. А куда ей деваться со «страхом девства и униженья»? Родители невесты согласны, а папенька просто в восторге.
Но не таков автор и его эго, которое альтер.
Эти господа лёгких путей не ищут. Что вы! Невесте же ещё до свадьбы нужно иссушить мозги. Добавлю – после свадьбы, которая состоялась вопреки здравому смыслу, просушка мозгов продолжилась с удвоенной энергией.
Что предпринял счастливый жених в преддверии венчания, спросите?
Ну, для начала он передал невесте Дневник. Про этот э… странный поступок я подробно писала. Да что уж там. Никакой он не странный, этот поступок, а просто подлый.
Если бы на этом своеобразные приготовления к свадьбе закончились. Но нет!
Не успела бедная Кити проплакаться после прочтения многотомного сочинения о сексуальных похождениях будущего супруга, Лёвин придумал для неё новое развлечение.

«В день свадьбы Левин, по обычаю (на исполнении всех обычаев строго настаивали княгиня и Дарья Александровна), не видал своей невесты и обедал у себя в гостинице со случайно собравшимися к нему тремя холостяками…
Вскоре после обеда гости уехали, чтоб успеть переодеться к свадьбе…
Оставшись один и вспоминая разговоры этих холостяков, Левин еще раз спросил себя: есть ли у него в душе это чувство сожаления о своей свободе, о котором они говорили? Он улыбнулся при этом вопросе. «Свобода? Зачем свобода? Счастие только в том, чтобы любить и желать, думать ее желаниями, ее мыслями, то есть никакой свободы, — вот это счастье!»
«Но знаю ли я ее мысли, ее желания, ее чувства?» — вдруг шепнул ему какой-то голос. Улыбка исчезла с его лица, и он задумался. И вдруг на него нашло странное чувство. На него нашел страх и сомнение, сомнение во всем.
«Что, как она не любит меня? Что, как она выходит за меня только для того, чтобы выйти замуж? Что, если она сама не знает того, что делает? — спрашивал он себя. — Она может опомниться и, только выйдя замуж, поймет, что не любит и не могла любить меня». И странные, самые дурные мысли о ней стали приходить ему. Он ревновал ее к Вронскому, как год тому назад, как будто этот вечер, когда он видел ее с Вронским, был вчера. Он подозревал, что она не все сказала ему.
Он быстро вскочил. «Нет, это так нельзя! — сказал он себе с отчаянием. — Пойду к ней, спрошу, скажу последний раз: мы свободны, и не лучше ли остановиться? Все лучше, чем вечное несчастие, позор, неверность!!» С отчаянием в сердце и со злобой на всех людей, на себя, на нее он вышел из гостиницы и поехал к ней.
Никто не ждал его. Он застал ее в задних комнатах. Она сидела на сундуке и о чем-то распоряжалась с девушкой, разбирая кучи разноцветных платьев, разложенных на спинках стульев и на полу.
— Ах! — вскрикнула она, увидав его и вся просияв от радости. — Как ты, как же вы (до этого последнего дня она говорила ему то «ты», то «вы»)? Вот не ждала! А я разбираю мои девичьи платья, кому какое...
— А! это очень хорошо! — сказал он, мрачно глядя на девушку.
— Уйди, Дуняша, я позову тогда, — сказала Кити. — Что с тобой? — спросила она, решительно говоря ему «ты», как только девушка вышла. Она заметила его странное лицо, взволнованное и мрачное, и на нее нашел страх.
— Кити! я мучаюсь. Я не могу один мучиться, — сказал он с отчаянием в голосе, останавливаясь пред ней и умоляюще глядя ей в глаза. Он уже видел по ее любящему правдивому лицу, что ничего не может выйти из того, что он намерен был сказать, но ему все-таки нужно было, чтоб она сама разуверила его. — Я приехал сказать, что еще время не ушло. Это все можно уничтожить и поправить.
— Что? Я ничего не понимаю. Что с тобой?
— То, что я тысячу раз говорил и не могу не думать... то, что я не стою тебя. Ты не могла согласиться выйти за меня замуж. Ты подумай. Ты ошиблась. Ты подумай хорошенько. Ты не можешь любить меня... Если... лучше скажи, — говорил он, не глядя на нее. — Я буду несчастлив. Пускай все говорят, что хотят; все лучше, чем несчастье... Все лучше теперь, пока есть время...
— Я не понимаю, — испуганно отвечала она, — то есть что ты хочешь отказаться... что не надо?
— Да, если ты не любишь меня.
— Ты с ума сошел! — вскрикнула она, покраснев от досады.
Но лицо его было так жалко, что она удержала свою досаду и, сбросив платья с кресла, пересела ближе к нему.
— Что ты думаешь? скажи все.
— Я думаю, что ты не можешь любить меня. За что ты можешь любить меня?
— Боже мой! что же я могу?.. — сказала она и заплакала.
— Ах, что я сделал! — вскрикнул он и, став пред ней на колени, стал целовать ее руки.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_9/0031_2.htm#ch0

С. 13-17

Это просто за гранью! А уж устраивать эдакое за час до венчания – верх дури, как мне кажется.  И я уверена, что мне правильно кажется.
Думаете, это всё? А вот и нет.
Оставив ошарашенную невесту, жених галопом поскакал в нумера – одеваться и - в церковь! Время же поджимает. Уже публика в церкви начала собираться. Но! И ещё раз «но»:

«Сначала полагали, что жених с невестой сию минуту приедут, не приписывая никакого значения этому запозданию. Потом стали чаще и чаще поглядывать на дверь, договаривая о том, что не случилось ли чего-нибудь. Потом это опоздание стало уже неловко, и родные и гости старались делать вид, что они не думают о женихе и заняты своим разговором.
Протодьякон, как бы напоминая о ценности своего времени, нетерпеливо покашливал, заставляя дрожать стекла в окнах. На клиросе слышны были то пробы голосов, то сморкание соскучившихся певчих. Священник беспрестанно высылал то дьячка, то дьякона узнать, не приехал ли жених, и сам, в лиловой рясе и шитом поясе, чаще и чаще выходил к боковым дверям, ожидая жениха. Наконец одна из дам, взглянув на часы, сказала: «Однако это странно!» — и все гости пришли в беспокойство и стали громко выражать, свое удивление и неудовольствие. Один из шаферов поехал узнать, что случилось. Кити в это время, давно уже совсем готовая, в белом платье, длинном вуале и венке померанцевых цветов, с посаженой матерью и сестрой Львовой стояла в зале щербацкого дома и смотрела в окно, тщетно ожидая уже более получаса известия от своего шафера о приезде жениха в церковь.
Левин же между тем в панталонах, но без жилета и фрака ходил взад и вперед по своему нумеру, беспрестанно высовываясь в дверь и оглядывая коридор. Но в коридоре не видно было того, кого он ожидал, и он, с отчаянием возвращаясь и взмахивая руками, относился к спокойно курившему Степану Аркадьичу.
— Был ли когда-нибудь человек в таком ужасном дурацком положении! — говорил он.
— Да, глупо, — подтвердил Степан Аркадьич, смягчительно улыбаясь. — Но успокойся, сейчас привезут.
— Нет, как же! — со сдержанным бешенством говорил Левин. — И эти дурацкие открытые жилеты! Невозможно! — говорил он, глядя на измятый перед своей рубашки. — И что как вещи увезли уже на железную дорогу! — вскрикнул он с отчаянием.
— Тогда мою наденешь.
— И давно бы так надо.

— Нехорошо быть смешным... Погоди! образуется.
Дело было в том, что, когда Левин потребовал одеваться, Кузьма, старый слуга Левина, принес фрак, жилет и все, что нужно было.
— А рубашка! — вскрикнул Левин.
— Рубашка на вас, — с спокойною улыбкой ответил Кузьма.
Рубашки чистой Кузьма не догадался оставить, и, получив приказанье все уложить и свезти к Щербацким, от которых в нынешний же вечер уезжали молодые, он так и сделал, уложив все, кроме фрачной пары. Рубашка, надетая с утра, была измята и невозможна с открытой модой жилетов. Посылать к Щербацким было далеко. Послали купить рубашку. Лакей вернулся: все заперто — воскресенье. Послали к Степану Аркадьичу, привезли рубашку; она была невозможно широка и коротка. Послали, наконец, к Щербацким разложить вещи. Жениха ждали в церкви, а он, как запертый в клетке зверь, ходил по комнате, выглядывая в коридор и с ужасом и отчаянием вспоминая, что он наговорил Кити и что она может теперь думать.
Наконец виноватый Кузьма, насилу переводя дух, влетел в комнату с рубашкой.
— Только застал. Уж на ломового поднимали, — сказал Кузьма.
Через три минуты, не глядя на часы, чтобы не растравлять раны, Левин бегом бежал по коридору.
— Уж этим не поможешь, — говорил Степан Аркадьич с улыбкой, неторопливо поспешая за ним. — Образуется, образуется... — говорю тебе.
— Приехали! — Вот он! — Который? — Помоложе-то, что ль? — А она-то, матушка, ни жива ни мертва! — заговорили в толпе, когда Левин, встретив невесту у подъезда, с нею вместе вошел в церковь.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_9/0031_2.htm#ch0

С. 18 -20

Нет, как хотите, но на конкурсе чудаков Лёвин (вместе с автором) заняли бы второе место. Потому что, как всем известно, - чудаки они, на букву другую совсем.

Бедная, бедная Кити. Что ж такое, а? Всё, что она смогла сказать жениху:
«Я думала уже, что ты хотел бежать»!
Да и правда, лучше бы сбежал этот жених.  А уж коли не сбежал – самой послать его куда подальше. Наплевать, что прямо из-под венца.
Но  «страх девства» оказался сильнее здравого смысла.
Приехав в церковь, Лёвин чудить не перестал:

«— Берите за руку невесту и ведите, — сказал шафер Левину.
Долго Левин не мог понять, чего от него требовали. Долго поправляли его и хотели уж бросить, — потому что он брал все не тою рукой или не за ту руку, — когда он понял наконец, что надо было правою рукой, не переменяя положения, взять ее за правую же руку. Когда он наконец взял невесту за руку, как надо было, священник прошел несколько шагов впереди их и остановился у аналоя…
…Несколько раз обручаемые хотели догадаться, что надо сделать, и каждый раз ошибались, и священник шепотом поправлял их. Наконец, сделав, что нужно было, перекрестив их кольцами, он опять передал Кити большое, а Левину маленькое; опять они запутались и два раза передавали кольцо из руки в руку, и все-таки выходило не то, что требовалось.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_9/0031_2.htm#ch0

С. 22- 25

Тут ведь что самое забавное? Автор же нагромоздил все эти нелепости не просто так! Автор ничего просто так не делает.
Всё это: фигня с рубашкой и прочие штуки – только для того, чтобы подчеркнуть торжественность момента. Ну, автор так видит! Чем торжественнее момент, тем больше идиотских поступков обязан совершить герой. Лёвин в нашем случае.
А как же иначе? «Чистота жизни», трам-та-ра-рам!


cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Знаете, мне никогда не приходилось читать более дурацкого текста. Это я про то место в романе, где Лёвин во второй раз делает Кити предложение «руки и сердца» и получает, наконец-то, её согласие.
Это какая-то рафинированная пошлость, на мой взгляд.
Ладно бы, только это. Но тут автор прямо говорит, что Кити толкнул к браку с кем попало «страх девства»!
С кем попало – это не метафора и не гипербола никакие. Это так и есть. Любой, если следовать логике автора, без хлопот добился бы согласия Кити на брак. Только этих «любых» за год (примерно так) что-то не было видно. Скандал с Вронским своё дело сделал. Это для нас,  людей 21 века, лёгкое любовное увлечение девицы с последующим исчезновением потенциального жениха в даль светлую – фигня. А тогда… О! Никакая не фигня. Всё серьёзно. И вот вам – страх девства на пороге!
Мне одно интересно: зачем автору понадобилось доводить этот самых «страх» до такого балагана? Чтобы не осталось сомнений, что девица из-за «страха девства» готова на любые фокусы и угадайки?
Предлагаю насладиться авторским текстом. Дело, напомню, происходит в Москве, в доме Стивы. Приглашены разные-всякие интересные люди, родственники и Каренин. Понятное дело, в числе родственников – родители и сестра Долли. Туда же заманили Лёвина.
 Сорри, цитата великовата. Хотела я её малость подсократить, но рука дрогнула. Пусть уж остаётся целиком.

«И он понял все, что за обедом доказывал Песцов о свободе женщин, только тем, что видел в сердце Кити страх девства и униженья, и, любя ее, он почувствовал этот страх и униженье и сразу отрекся от своих доводов.
Наступило молчание. Она все чертила мелом по столу. Глаза ее блестели тихим блеском. Подчиняясь ее настроению, он чувствовал во всем существе своем все усиливающееся напряжение счастия.
— Ах! я весь стол исчертила! — сказала она и, положив мелок, сделала движенье, как будто хотела встать.
«Как же я останусь один... без нее?» — с ужасом подумал он и взял мелок. — Постойте, — сказал он, садясь к столу. — Я давно хотел спросить у вас одну вещь.
Он глядел ей прямо в ласковые, хотя и испуганные глаза.
— Пожалуйста, спросите.
— Вот, — сказал он и написал начальные буквы: к, в, м, о: э, н, м, б, з, л, э, п, и, т? Буквы эти значили: «когда вы мне ответили: этого не может быть, значило ли это, что никогда, или тогда?» Не было никакой вероятности, чтоб она могла понять эту сложную фразу; по он посмотрел на нее с таким видом, что жизнь его зависит от того, поймет ли она эти слова.
Она взглянула на него серьезно, потом оперла нахмуренный лоб на руку и стала читать. Изредка она взглядывала на него, спрашивая у него взглядом: «То ли это, что я думаю?»
— Я поняла, — сказала она, покраснев.
— Какое это слово? — сказал он, указывая на н, которым означалось слово никогда.
— Это слово значит никогда, — сказала она, — но это неправда!
Он быстро стер написанное, подал ей мел и встал. Она написала: т, я, н, м, и, о.
Долли утешилась совсем от горя, причиненного ей разговором с Алексеем Александровичем, когда она увидела эти две фигуры: Кити с мелком в руках и с улыбкой робкою и счастливою, глядящую вверх на Левина, и его красивую фигуру, нагнувшуюся над столом, с горящими глазами, устремленными то на стол, то на нее. Он вдруг просиял: он понял. Это значило: «тогда я не могла иначе ответить».
Он взглянул на нее вопросительно, робко.
— Только тогда?
— Да, — отвечала ее улыбка.
— А т... А теперь? — спросил он.
— Ну, так вот прочтите. Я скажу то, чего бы желала. Очень бы желала! — Она написала начальные буквы: ч, в, м, з, и, п, ч, б. Это значило: «чтобы вы могли забыть и простить, что было».
Он схватил мел напряженными, дрожащими пальцами и, сломав его, написал начальные буквы следующего: «мне нечего забывать и прощать, я не переставал любить вас».
Она взглянула на него с остановившеюся улыбкой.
— Я поняла, — шепотом сказала она.
Он сел и написал длинную фразу. Она все поняла и, не спрашивая его: так ли? взяла мел и тотчас же ответила.
Он долго не мог понять того, что она написала, и часто взглядывал в ее глаза. На него нашло затмение от счастия. Он никак не мог подставить те слова, какие она разумела; но в прелестных сияющих счастьем глазах ее он понял все, что ему нужно было знать. И он написал три буквы. Но он еще не кончил писать, а она уже читала за его рукой и сама докончила и написала ответ: Да.
— В секретаря играете? — сказал князь, подходя. — Ну, поедем, однако, если ты хочешь поспеть в театр.
Левин встал и проводил Кити до дверей.
В разговоре их все было сказано; было сказано, что она любит его и что скажет отцу и матери, что завтра он приедет утром.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 436, 437

Угу, играют. В доктора.
Да, тут мы снова имеем дело с двумя проблемами автора:
Забывчивостью,
Мужским шовинизмом.
Как там у автора? «И он понял все, что за обедом доказывал Песцов (не важно, кто такой этот тип) о свободе женщин, только тем, что видел в сердце Кити страх девства и униженья, и, любя ее, он почувствовал этот страх и униженье и сразу отрекся от своих доводов».
Отрёкся от доводов… От каких, позвольте полюбопытствовать? Вот всё, что гости говорили за обедом и после о «правах женщин»:

«Алексей Александрович (Каренин) выразил мысль о том, что образование женщин обыкновенно смешивается с вопросом о свободе женщин и только поэтому может считаться вредным.
— Я, напротив, полагаю, что эти два вопроса неразрывно связаны, — сказал Песцов, — это ложный круг. Женщина лишена прав по недостатку образования, а недостаток образования происходит от отсутствия прав. Надо не забывать того, что порабощение женщин так велико и старо, что мы часто не хотим понимать ту пучину, которая отделяет их от нас, — говорил он.
… Все принимали участие в общем разговоре, кроме Кити и Левина…
…Они возобновили разговор, шедший за обедом: о свободе, занятиях женщин. Левин был согласен с мнением Дарьи Александровны, что девушка, не вышедшая замуж, найдет себе дело женское в семье. Он подтверждал это тем, что ни одна семья не может обойтись без помощницы, что в каждой бедной и богатой семье есть и должны быть няньки, наемные или родные.
— Нет, — сказала Кити, покраснев, но тем смелее глядя на него своими правдивыми глазами, — девушка может быть так поставлена, что не может без унижения войт в семью, а сама...
Он понял ее с намека.
— О, да! — сказал он, — да, да, да, вы правы, вы правы!

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 425, 427, 435, 436

Прошу прощения, но это всё. Никаких «доводов» по поводу высказываний этого самого Песцова нету! Лёвин изволил согласиться с Долли, что для засидевшейся в девках – самое то быть нянькой или ещё какой прислугой. Нет, ну нормально же? И то сказать, куда такую девицу девать?
Вот и согласилась бедная Кити «сочетаться законным браком» с Лёвиным. Как я ей сочувствую, если бы вы только знали.
Бедная Кити! Несчастная Софья Андреевна!


cin_ze: (Марпл)

О романе – по тегу «Лёв»

Как мною уже было сказано, Лёвин категорически не хотел видеться с Кити во время пребывания той в деревне.
Кстати, он ведь о её приезде знал. Кто не помнит: имение Лёвина и Облонского располагались по соседству. Ну, не совсем Облонского, конечно, а имение – приданое Долли.
Так вот, ещё до того, как Лёвин увидел Кити, проезжающую в карете по раздолбанной дороге, он изложил Долли – сестре Кити – свой взгляд на встречи с предметом своей любви.
Диалог с Долли прекрасен во всех отношениях. Долли пытается всучить сестру в невесты Лёвину. Лёвин плетёт несусветную околесицу.
Да, не забываем ставить знак равенства между автором и Лёвиным! Это же отношение к любви и браку самого графа, а потому заслуживает особого внимания.
Итак:

«— Ах, гордость и гордость! — сказала Дарья Александровна, как будто презирая его за низость этого чувства в сравнении с тем, другим чувством, которое знают одни женщины. — В то время как вы делали предложение Кити, она именно была в том положении, когда она не могла отвечать. В ней было колебание. Колебание: вы или Вронский. Его она видела каждый день, вас давно не видала. Положим, если б она была старше, — для меня, например, на ее месте не могло бы быть колебанья. Он мне всегда противен был, и так и кончилось.
Левин вспомнил ответ Кити. Она сказала: Нет, это не может быть...
— Дарья Александровна, — сказал он сухо, — я ценю вашу доверенность ко мне; я думаю, что вы ошибаетесь. Но, прав я или не прав, эта гордость, которую вы так презираете, делает то, что для меня всякая мысль о Катерине Александровне невозможна, — вы понимаете, совершенно невозможна.
— Я только одно еще скажу, вы понимаете, что я говорю о сестре, которую я люблю, как своих детей. Я не говорю, чтоб она любила вас, но я только хотела сказать, что ее отказ в ту минуту ничего не доказывает.
— Я не знаю! — вскакивая, сказал Левин. — Если бы вы знали, как вы больно мне делаете! Все равно, как у вас бы умер ребенок, а вам бы говорили: а вот он был бы такой, такой, и мог бы жить, и вы бы на него радовались. А он умер, умер, умер...
— Как вы смешны, — сказала Дарья Александровна с грустною усмешкой, несмотря на волненье Левина. — Да, я теперь все понимаю, — продолжала она задумчиво. — Так вы не приедете к нам, когда Кити будет?
— Нет, не приеду. Разумеется, я не буду избегать Катерины Александровны, но, где могу, постараюсь избавить ее от неприятности моего присутствия.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 298-299

Шизофрения какая-то. Почему «гордость»? И почему её «презирают»? Нет, представления автора о предмете беседы … странные какие-то. Или я ошибаюсь?
Долли тоже хороша! Чтобы пристроить сестру замуж, льстит Лёвину напропалую! Это же надо придумать такое «…для меня, например, на ее месте не могло бы быть колебанья». Цирк какой. Одна печаль – Долли уже замужем.
А с «…как у вас бы умер ребенок... А он умер, умер, умер...» - срочно к психиатру! Срочно! Лучше даже вызвать санитаров на дом.
Теперь – собственно к великой, прости господи, любви Кости.
Для начала, естественно, цитата:

«Сам Левин, увидав Кити Щербацкую, понял, что он не переставал любить ее; но он не мог ехать к Облонским, зная, что она там. То, что он сделал ей предложение и она отказала ему, клало между им и ею непреодолимую преграду. «Я не могу просить ее быть моею женой потому только, что она не может быть женою того, кого она хотела», — говорил он сам себе. Мысль об этом делала его холодным и враждебным к ней. «Я не в силах буду говорить с нею без чувства упрека, смотреть на нее без злобы, и она только еще больше возненавидит меня, как и должно быть. И потом, как я могу теперь, после того, что мне сказала Дарья Александровна, ехать к ним? Разве я могу не показать, что я знаю то, что она сказала мне? И я приеду с великодушием — простить, помиловать ее. Я пред нею в роли прощающего и удостаивающего ее своей любви!.. Зачем мне Дарья Александровна сказала это? Случайно бы я мог увидать ее, и тогда все бы сделалось само собой, но теперь это невозможно, невозможно!»
Дарья Александровна прислала ему записку, прося у него дамское седло для Кити. «Мне сказали, что у вас есть седло, — писала она ему. — Надеюсь, что вы привезете его сами».
Этого уже он не мог переносить. Как умная, деликатная женщина могла так унижать сестру! Он написал десять записок и все разорвал и послал седло без всякого ответа. Написать, что он приедет, — нельзя, потому что он не может приехать; написать, что он не может приехать, потому что не может или уезжает, — это еще хуже. Он послал седло без ответа и с сознанием, что он сделал что-то стыдное, на другой день, передав все опостылевшее хозяйство приказчику, уехал в дальний уезд к приятелю своему Свияжскому, около которого были прекрасные дупелиные болота и который недавно писал ему, прося исполнить давнишнее намерение побывать у него. Дупелиные болота в Суровском уезде давно соблазняли Левина, но он за хозяйственными делами все откладывал эту поездку. Теперь же он рад был уехать и от соседства Щербацких и, главное, от хозяйства, именно на охоту, которая во всех горестях служила ему лучшим утешением.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 355, 356

Болезнь прогрессирует!
Поправьте меня, но если в одной голове одновременно:

он не переставал любить её,
мысль об этом (отказе) делала его холодным и враждебным к ней,
не в силах буду говорить с нею без чувства упрека, смотреть на нее без злобы,
я приеду с великодушием — простить, помиловать ее,
я пред нею в роли прощающего и удостаивающего ее своей любви…

У меня ум заплетается за разум, честное слово!  Я одно могу понять в этом кошмаре: тяжёлый недуг «клал между им…». Другого объяснения у меня нет.
И правильно Лёвин поехал охотиться на дупелей, там ему самое место, в болоте.
Кстати, эти бесконечные сцены убиения ни в чём неповинных птиц и прочей живности…  Заняться больше было нечем?
Да, Лёвин так и не навестил Кити в деревне, напомню. Этот «безумно влюблённый».




cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Я вскользь упомянула, что после провального сватовства Лёвин судьбой Кити не интересовался вовсе. А ведь должен был, по моим представлениям. У девицы едва ли не чахотка началась после того, как Вронский переметнулся к Анне.
Теперь про это чуть подробнее.
Со здоровьем у Кити наступил полный швах! А уж какие доктора её пользовали! Сорри, но никак не могу отказать себе в цитате про доктора «домашнего» и доктора «знаменитого»:

«В конце зимы в доме Щербацких происходил консилиум, долженствовавший решить, в каком положении находится здоровье Кити и что нужно предпринять для восстановления ее ослабевающих сил. Она была больна, и с приближением весны здоровье ее становилось хуже. Домашний доктор давал ей рыбий жир, потом железо, потом лапис, но так как ни то, ни другое, ни третье не помогало и так как он советовал от весны уехать за границу, то приглашен был знаменитый доктор…»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 132

И скажите мне, плиз, с какого перепугу нужно было пнуть немецких докторов? Нет, я понимаю, конечно, что доктора отечественные – это чудо что такое. Светила с рыбьим жиром и лаписом:

«…Так мы говорили, что вопрос так поставлен: поддержать питание и исправить нервы. Одно в связи с другим, надо действовать на обе стороны круга.
— Но поездка за границу? — спросил домашний доктор.
— Я враг поездок за границу. И изволите видеть: если есть начало туберкулезного процесса, чего мы знать не можем, то поездка за границу не поможет. Необходимо такое средство, которое бы поддерживало питание и не вредило.
И знаменитый доктор изложил свой план лечения водами Соденскими, при назначении которых главная цель, очевидно, состояла в том, что они повредить не могут.
Домашний доктор внимательно и почтительно выслушал.
— Но в пользу поездки за границу я бы выставил перемену привычек, удаление от условий, вызывающих воспоминания. И потом матери хочется, — сказал он.
— А! Ну, в этом случае, что ж, пускай едут; только повредят эти немецкие шарлатаны... Надо, чтобы слушались... Ну, так пускай едут.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 134

Попутно замечу зацикленность автора на осмотре Кити врачами. Просто жгучий интерес проявил автор к этой процедуре, и всё с какими-то болезненным сексуальным подтекстом. Кому интересно – можно прочитать по ссылке выше.
А что же Лёвин? Не стану пересказывать своими словами. Представления автора о влюблённом и отвергнутом мужчине – только из-под его собственного пера:

«Еще в первое время по возвращении из Москвы, когда Левин каждый раз вздрагивал и краснел, вспоминая позор отказа, он говорил себе: «Так же краснел и вздрагивал я, считая все погибшим, когда получил единицу за физику и остался на втором курсе; так же считал себя погибшим после того, как испортил порученное мне дело сестры. И что ж? — теперь, когда прошли года, я вспоминаю и удивляюсь, как это могло огорчать меня. То же будет и с этим горем. Пройдет время, и я буду к этому равнодушен».
Но прошло три месяца, и он не стал к этому равнодушен, и ему так же, как и в первые дни, было больно…
…Но время и работа делали свое. Тяжелые воспоминания более и более застилались для него невидными, но значительными событиями деревенской жизни. С каждою неделей он все реже вспоминал о Кити. Он ждал с нетерпением известия, что она уже вышла или выходит на днях замуж, надеясь, что такое известие, как выдергиванье зуба, совсем вылечит его…
…главное, чистота жизни была соблюдена им».

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 168-170

Чистота, ага. А какие ассоциации! Единица за физику… Кстати, Лёвин ещё и туповат: получил кол и остался на второй год. Замечательно просто. Но это так, к слову пришлось.
Да, Лёвин и в Москву наведывался в то самое время, когда Кити лечилась рыбьим жиром. И не заглянул, не поинтересовался. Ах, я ж забыла – «чистота жизни».
Ещё он рассуждал «о физике (хи-хи! С единицей по этому предмету), теории хозяйства и в особенности о философии; философия составляла любимый предмет Агафьи Михайловны (старой нянюшки)».  Ну, тут понятно: свои «рассуждения» Лёвин мог втереть только старушке. Ей всё едино! Она носки вяжет, а барит трындит о чём-то – и господь с ним. Чем бы дитя…
А также Лёвин в это время сеял, веял, крутил телятам хвосты, охотился...
Да, его же навестил Стива! Но:

«Ни одного слова Степан Аркадьич не сказал про Кити и вообще Щербацких; только передал поклон жены. Левин был ему благодарен за его деликатность и был очень рад гостю. Как всегда, у него за время его уединения набралось пропасть мыслей и чувств, которых он не мог передать окружающим, и теперь он изливал в Степана Аркадьича и поэтическую радость весны, и неудачи и планы хозяйства, и мысли и замечания о книгах…»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 178

Как это тонко! Стива не сказал, а Лёвин – не спросил. И правда – нафиг надо.
Однако Стива не вытерпел и рассказал. Но каков диалог в процессе убиения вальдшнепов!

«Высоко летевший вальдшнеп мгновенно сложил крылья и упал в чащу, пригибая тонкие побеги.
— Вот отлично! Общий! — вскрикнул Левин и побежал с Лаской в чащу отыскивать вальдшнепа. «Ах да, о чем это неприятно было? — вспоминал он. — Да, больна Кити... Что ж делать, очень жаль», — думал он.
— А, нашла! Вот умница, — сказал он, вынимая изо рта Ласки теплую птицу и кладя ее в полный почти ягдташ. — Нашел, Стива! — крикнул он.
Возвращаясь домой, Левин расспросил все подробности о болезни Кити и планах Щербацких, и, хотя ему совестно бы было признаться в этом, то, что он узнал, было приятно ему. Приятно и поэтому, что была еще надежда, и еще более приятно потому, что больно было ей, той, которая сделала ему так больно.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 184

А вот вам alter ego графа во всей красе:

«Кити не замужем и больна, больна от любви к человеку, который пренебрег ею. Это оскорбление как будто падало на него. Вронский пренебрег ею, а она пренебрегла им, Левиным. Следовательно, Вронский имел право презирать Левина и потому был его враг. Но этого всего не думал Левин. Он смутно чувствовал, что в этом что-то есть оскорбительное для него, и сердился теперь не на то, что расстроило его, а придирался ко всему, что представлялось ему.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 189

Или вот:

«И Левин, чтобы только отвлечь разговор, изложил Дарье Александровне теорию молочного хозяйства, состоявшую в том, что корова есть только машина для переработки корма в молоко, и т. д.
Он говорил это и страстно желал услыхать подробности о Кити и вместе боялся этого. Ему страшно было, что расстроится приобретенное им с таким трудом спокойствие.

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 295

Это только мне видится, что автор со своим alter ego несколько не в себе? По мне – это нравственное уродство и ничего больше. Добренький, «чистота жизни»… Как же!
А что нужно иметь в голове, чтобы сочинить такую хитросделанную схему? Как там у автора?

Вронский пренебрег ею,
она пренебрегла им, Левиным,
Вронский имел право презирать Левина
и потому был его враг.

Честное слово, я в растерянности!

И вот Лёвину довелось-таки увидеть Кити:
«В сорока шагах от него, ему навстречу, по той большой дороге-муравке, по которой он шел, ехала четверней карета с важами...
…В карете дремала в углу старушка, а у окна, видимо только что проснувшись, сидела молодая девушка, держась обеими руками за ленточки белого чепчика…
… Это была она. Это была Кити. Он понял, что она ехала в Ергушово со станции железной дороги. И все то, что волновало Левина в эту бессонную ночь, все те решения, которые были взяты им, все вдруг исчезло. Он с отвращением вспомнил свои мечты женитьбы на крестьянке (хи-хи, он и такое замышлял ради чистоты жизни, угу)…
…«Нет, — сказал он себе, — как ни хороша эта жизнь, простая и трудовая, я не могу вернуться к ней. Я люблю ее».

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 305, 306

Батюшки мои! Вот оно как, оказывается!  «Я люблю ее»!
Как думаете, что бы сделал мужчина, который «Я люблю ее»? Вероятно, стал бы искать встречи с предметом любови? Съездить в гости ведь не фокус?
Но автор со своим альтер – не таков. В дальнейшем, как я вам расскажу, Лёвин как-бы забыл про «Я люблю ее» и размышлял о Кити совсем в других выражениях. И ни в какие гости повидать Кити и справиться о здоровье не поехал. Нет, справиться о здоровье девицы, которую знает сто лет, просто вежливость, как минимум. Но даже на такой поступок альтер автора не способен.
Так и сидел Лёвин в своей деревне бирюком.

cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Итак, Лёвин любит Кити «с начала зимы».
А что же Кити? Она то, вероятно, влюблена в Лёвина с колыбели? Фигушки. Не влюблена вовсе:

«— Вы надолго приехали? — спросила его Кити.
— Я не знаю, — отвечал он, не думая о том, что говорит. Мысль о том, что если он поддастся этому ее тону спокойной дружбы, то он опять уедет, ничего не решив, пришла ему, и он решился возмутиться.
— Как не знаете?
— Не знаю. Это от вас зависит, — сказал он и тотчас же ужаснулся своим словам…
«Славный, милый», — подумала Кити в это время, выходя из домика с m-lle Linon и глядя на него с улыбкою тихой ласки, как на любимого брата. «И неужели я виновата, неужели я сделала что-нибудь дурное? Они говорят: кокетство. Я знаю, что я люблю не его; но мне все-таки весело с ним, и он такой славный. Только зачем он это сказал?..» — думала она.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 40-41

Получается, Лёвин приехал в Москву делать предложение, а невеста – ни сном, ни духом!
Вот и маменька Кити подтверждает, что Кити в Лёвина даже не влюблена нисколько. Да и вообще Лёвин маменьке совсем не нравился:

«…не нравилось очень и то, что он, влюбленный в ее дочь, ездил в дом полтора месяца, чего-то как будто ждал, высматривал, как будто боялся, не велика ли будет честь, если он сделает предложение, и не понимал, что, ездя в дом, где девушка невеста, надо было объясниться. И вдруг, не объяснившись, уехал. «Хорошо, что он так непривлекателен, что Кити не влюбилась в него», — думала мать.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 53

Автор, по своему обыкновению, несколько запамятовал написанное им же самим. Поэтому через две страницы (опять через две!) читаем:

«Нынешний день, с появлением Левина, ей (маменьке) прибавилось еще новое беспокойство. Она боялась, чтобы дочь, имевшая, как ей
казалось, одно время чувство к Левину, из излишней честности не отказала бы Вронскому и вообще чтобы приезд Левина не запутал, не задержал дела, столь близкого к окончанию.

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 55

Нет, ну нельзя так запутывать читателей! Влюблена – не влюблена… Поди, разберись в, хи-хи, авторском замысле.
Дальше – больше!
Сцена делания предложения способна высушить оставшийся у читателя мозг:

«Теперь она верно знала, что он затем и приехал раньше, чтобы застать ее одну и сделать предложение. И тут только в первый раз все дело представилось ей совсем с другой, новой стороны. Тут только она поняла, что вопрос касается не ее одной, — с кем она будет счастлива и кого она любит, — но что сию минуту она должна оскорбить человека, которого она любит. И оскорбить жестоко... За что? За то, что он, милый, любит ее, влюблен в нее. Но, делать нечего, так нужно, так должно.
«Боже мой, неужели это я должна сама сказать ему? — подумала она (Кити). — Ну что я скажу ему? Неужели я скажу ему, что я его не люблю? Это будет неправда. Что ж я скажу ему? Скажу, что люблю другого? Нет, это невозможно. Я уйду, уйду…
…— Я сказал вам, что не знаю, надолго ли я приехал... что это от вас зависит...
Она все ниже и ниже склоняла голову, не зная сама, что будет отвечать на приближавшееся.

— Что это от вас зависит, — повторил он. — Я хотел сказать... я хотел сказать... Я за этим приехал... что... быть моею женой! — проговорил он, не зная сам, что говорил; по, почувствовав, что самое страшное сказано, остановился и посмотрел на нее.
Она тяжело дышала, не глядя на него. Она испытывала восторг. Душа ее была переполнена счастьем. Она никак не ожидала, что высказанная любовь его произведет на нее такое сильное впечатление. Но это продолжалось только одно мгновение. Она вспомнила Вронского. Она подняла на Левина свои светлые правдивые глаза и, увидав его отчаянное лицо, поспешно ответила:
— Этого не может быть... простите меня...
Как за минуту тому назад она была близка ему, как важна для его жизни! И как теперь она стала чужда и далека ему!».

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С.  57-58

Ничего я не поняла в «авторском замысле».
Но раз отказала, можно думать, что Лёвина Кити не любит. Любит Вронского.
Что имеем в итоге по части любви Лёвина и Кити?
Как я понимаю, Лёвин в любви к Кити больше всего любит себя. Ещё бы! Какой замечательный повод покопаться в себе, порассуждать, какой он «добрый» и всякое такое разное.
Кити Лёвина не любит вовсе. Нет, она привязана к нему с детства как к приятелю брата. Ещё бы! Кити же знает Лёвина всю свою недлинную сознательную жизнь.
Вот такая любовь. Предвестник счастливого брака.






Иллюстрация отсюда.
cin_ze: (Марпл)
О романе – по тегу «Лёв»

Значит, Лёвин решил жениться на Кити.
Начал он реализацию этого плана с самокопания и самолюбования.
Рассуждал этот неудалый жених так:

«Сама же таинственная прелестная Кити не могла любить такого некрасивого, каким он считал себя, человека, и, главное, такого простого, ничем не выдающегося человека. Кроме того, его прежние отношения к Кити — отношения взрослого к ребенку, вследствие дружбы с ее братом, — казались ему еще новою преградой для любви. Некрасивого, доброго человека, каким он себя считал, можно, полагал он, любить как приятеля, но чтобы быть любимым тою любовью, какою он любил Кити, нужно было быть красавцем, а главное — особенным человеком.

Слыхал он, что женщины любят часто некрасивых, простых людей, но не верил этому, потому что судил по себе, так как сам он мог любить только красивых, таинственных и особенных женщин.

Но, пробыв два месяца один в деревне, он убедился, что это не было одно из тех влюблений, которые он испытывал в первой молодости; что чувство это не давало ему минуты покоя; что он не мог жить, не решив вопроса: будет или не будет она его женой; и что его
отчаяние происходило только от его воображения, что он не имеет никаких доказательств в том, что ему будет отказано. И он приехал теперь в Москву с твердым решением сделать предложение и жениться, если его примут. Или... он не мог думать о том, что с ним будет, если ему откажут.»

http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_8/0031_1.htm#ch0

С. 31

Да-да-да! «Только красивых, таинственных и особенных женщин»! О, господи.
Лёвину, как известно, отказали и он съехал обратно в деревню. И судьбой горячо любимой девицы долгое время никак не интересовался. Хотя следовало бы, потому как Кити едва не померла на почве несчастной любви к Вронскому. Бедняжку едва вытащили буквально с того света, потом за границу повезли разгонять тоску.
А в это время влюблённый Лёвин всё самокопался и самолюбовался. Ну, такой вот тип. Идеальный муж впоследствии. Да, конечно! Верю автору на слово.

Profile

cin_ze: (Default)
cin_ze

September 2017

S M T W T F S
     12
34 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 04:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios